Вырастить будущее

Вырастить будущее

 

Почему «размер» инвестиций в образование не имеет определяющего значения для ребенка, рассказывает Дмитрий Бугаенко, управляющий партнер группы компаний «Велес Капитал».

Идея этой статьи зрела у меня давно, но итоговым толчком стал случай, произошедший в сентябре прошлого года. Звонит мой хороший, старинный товарищ и хочет посоветоваться. Дело в том, что его пригласили выступить 1 сентября перед только что поступившими студентами одного из ведущих российских экономических вузов. Формат – 5 минут. Вот он и спрашивает у меня: «Что сказать ребятам?» А я уточняю: «Какой факультет? Специальность?» Он отвечает: «Бухучет, финансы и кредит». И тут я понимаю: если быть честным, надо признаться – пока они проучатся пять лет, их будущая профессия с очень большой долей вероятности перестанет существовать.


Потом я долго не мог успокоиться, отделаться от мысли, что в каждой семье поступившего наверняка были сомнения, семейные советы и консультации, но они почему-то закончились выводом, что бухучет – всегда кусок хлеба с маслом и счастье. И вывод этот был ошибочен.


Недавно глава Apple Тим Кук заявил, что обучение в университете не дает реальных преимуществ выпускникам на работе, а половина штата компании не имеет высшего образования. Дополнительным доказательством для его слов стали результаты Стэнфордского исследования, опубликованные буквально недавно Quartz. Согласно опросам, успехи человека на работе и во взрослой жизни зависят от степени усердия, независимо от того, где учатся студенты – в обычном университете или самом престижном. Выпускники элитарных колледжей и университетов, наоборот, могут реже добиваться профессиональных успехов. В чем причина? Видимо, в том числе, в родителях: дети во взрослой жизни продолжают думать, что успеха добиться так же просто, как попасть в хороший колледж.

Увлеченность важнее


За последний год я провел четыре ярких встречи – в числе прочих – с представителями нового поколения. Кратко опишу их:

  • Первая встреча. На прошлом Санкт-Петербургском экономическом форуме я обедал за одним столом с молодым владельцем компании – системного интегратора. Штат программистов – более 250 человек. Вот я и задал ему вопрос из прошлого века, поскольку я человек из прошлого века: «На выпускников каких вузов вы ориентируетесь»? Ответ был обескураживающим: «Никаких. Мы ориентируемся на конкретные знания и умения. Обычно это ребята, которые фанатично программируют с 6-го класса, постоянно учатся онлайн, но часто не имеют высшего образования». «Позвольте, но где тогда учатся выпускники миллиона имеющихся в России факультетов программирования»? «Я не знаю, – сказал он мне, – но подозреваю, что они работают не по специальности».

  • Вторая. Молодой человек, 30-ти с небольшим лет. Очень востребованный фото- и видеохудожник, работающий со спортивной тематикой. Коммерчески успешен, фанат своего дела: постоянно учится онлайн и офлайн, но каждый раз не более двух недель. При этом в России миллион операторских факультетов, где надо учиться 5 лет, а после невозможно найти работу.

  • Третья. Предприниматель-машиностроитель из Барнаула, который разрабатывает и продает интересную технику, в том числе за рубеж. Штат конструкторов – более 30 человек. Задаю ему тот же вопрос: «На выпускников каких вузов вы ориентируетесь, нанимая конструкторов»? Ответ: «Мы не очень смотрим на дипломы. Мы даем на собеседовании собирать сложные LEGO на время. Придумали делать так несколько лет назад, и результат нас вполне устраивает».

  • Четвертая. Тренер-реабилитолог, 30-ти с плюсом лет, необычайно увлеченный. Постоянно учится онлайн и офлайн, не пропускает семинаров ни одной приезжей звезды реабилитологии. Один из лучших, я считаю, в Москве специалистов по биомеханике. При этом образование – заочный факультет реабилитологии глубоко провинциального российского города.

Вопросы поколений


Инвестиции в образование волнуют родителей детей от 0 до 30 лет. Сначала хочется лучше понять сильные стороны ребенка и начать специализацию как можно раньше – с помощью секций и кружков. К окончанию средней школы выбор кажется буквально судьбоносным: какой ВУЗ, специализация? Или же сразу ориентироваться на международное образование? Зачем тратить 4-6 лет на учебу, если основные навыки можно не только получить за два месяца на хороших курсах, а потом сразу их применить? Что лучше: ориентироваться на тренды, традиции семьи или на склонности ребенка?


Случаи, когда ребенок к началу 11-го класса явно тяготеет к какой-либо профессии, – скорее исключение. Большинство не имеет четкого понимания, кем хочет стать, и уровень опасения детей за будущее ниже, чем у родителей. Они твердо уверены, что все меняется стремительно, нет возможности построить долгосрочные планы. Для многих школьников и студентов нет проблемы в том, чтобы что-то начать, ошибиться, бросить, начать заново. Сам факт поступления в ВУЗ – это дань уважения родителям, новый круг общения, но не ступенька в светлое будущее большой карьеры.


Что же можно посоветовать современным родителям, чтобы помочь детям в новом, часто непонятном для нас мире?

 

По способностям

С самого раннего возраста озаботиться развитием когнитивных способностей ребенка и воспользоваться психо-профессиональным тестированием. «С самого раннего – это с какого?» – спросите вы. Я бы рекомендовал книгу «После трех уже поздно», написанную Ибука Масару и посвященную развитию детей до трех лет. Ибука Масару не психолог и не педагог, в 1946 году он создал всемирно известную компанию SONY. В 1971 году издал эту книгу, причем писал ее, основываясь на личном опыте и наблюдениях. Его интуитивный вывод лаконично сформулирован в названии, но для него есть вполне научная доказательная база. В работах таких авторитетов прошлого века, как Арнолд Гезелл, Томас Бауэр, Брукс Уайт отмечается, что 90% показателей, составляющих характер человека, формируются в первые 34 месяца. Более свежие исследованияя в области нейробиологии говорят, что самым активным периодом роста числа нейронов и связей между ними в мозге являются те же первые 2,5 года жизни. Поэтому изучать своего ребенка на предмет склонностей, сильных и слабых сторон, имеет смысл как можно раньше. Зачем? Чтобы создать условия для развития, которые подходят именно ему. Новая реальность дает для этого массу вариантов: бесплатные онлайн-тесты, психологические консультации, монументальные и качественные программы профориентации для подростков, например бизнес-школы «Сколково».

Надо признать, что люди рождаются и развиваются с очень разными картами своих когнитивных возможностей. Я это отчетливо понял, когда пользовался тренажером развития WIKIUM. Оказалось, что некоторые задания я могу делать лучше, чем 80% пользователей, а некоторые – лучше, чем 15%. Это объясняется особенностями моего когнитивного аппарата. И не учитывать его – то же самое, как отдать маленького ростом мальчишку в секцию баскетбола.

 

Вред сидения


Нужно приложить максимум усилий, чтобы у ребенка сформировалась гармоничная биомеханика тела. Особенно это касается городских детей. Еще Петр Лесгафт и Иван Сеченов изучали влияние двигательной активности на психическое и умственное развитие человека. Вывод психофизиологии очень прост: двигательная активность идет параллельно развитию высших психических функций с самого рождения. И чем сложнее двигательная активность, чем больше совершенствуется биомеханика, тем выше вероятность развития высоких когнитивных способностей. То есть занятия в детстве игрой на скрипке или ушу повысят возможность того, что в университете человеку будет легче искать седловую точку Лагранжа и брать интеграл Лебега. Ребенок станет не просто спортивным и здоровым (что само по себе прекрасно), но и умным и способным. Для мальчиков могут быть рекомендованы игровые виды спорта и мягкие стили единоборств, для девочек – игровые виды спорта и танцы.

Недавно я разговаривал с директором начальной школы одной из самых дорогих московских частных школ. С ее слов двигательная раскоординированность – «бич» многих первоклассников. Им трудно осваивать письмо, а следом и все остальное. Поскольку стоимость обучения в школе очень высокая, можно сделать вывод, что это дети, столкнувшиеся с дефицитом лазания через заборы и избытком передвижения на автомобилях представительского класса.

 

Научить концентрации


Нужно уберечь ребенка в детстве и юности от цифрового деструктива. Хочу представить медицинские названия двух новых психических расстройств: цифровое слабоумие и информационная псевдодебильность. Первое – расстройство, при котором человек проявляет признаки слабоумия вследствие чрезмерного потребления информации. Второе – расстройство, при котором человек проявляет признаки клинической дебильности, но без органических поражений мозга. Для родителей, желающих испугаться, могу порекомендовать две книги: Манфред Шпитцер «Антимозг» и Тео Комперноле «Мозг освобожденный». Для тех, кто не хочет, постараюсь быть краток, хотя тема и сложная. Практически в любое время и в любом месте – метро, электричке, постели, кафе, работе, туалете – люди заняты бесконечным потреблением информации сомнительного содержания: это музыка, сериалы, лента новостей, мемы и т.д. и т.п. Но мышление и потребление информации – это взаимоисключающие процессы. За обработку и распаковку информации отвечает центральная исполнительская сеть, а за мышление (то есть структурирование информации в сложные интеллектуальные модели) – дефолт-система мозга. Однако они не могут функционировать одновременно.


Как развиться мышлению, если мозг постоянно занят поглощением информации? Мышление становится плоским и примитивным настолько, что человек начинает оперировать обобщенными категориями. Это касается не только детей, но и взрослых. Могу сказать о себе: когда я передвигаюсь за рулем по маршруту, которым я езжу по Москве уже 30 лет, моя рука тянется к навигатору. Кажется, что это «удобно», однако так отказывается работать дефолт-система мозга. Желает включиться центральная исполнительская сеть, которая хочет услышать конкретное: «Поверните через 300 м направо». Проще говоря, постепенно начинается оглупение.


Сегодня требуются сверхусилия, чтобы не глупеть от переизбытка информации. Поддерживать, а лучше развивать свою дефолт-систему мозга в современном цифровом мире – это реальный вызов. Билл Гейтс, которого сложно заподозрить в предвзятом отношении к прогрессу, разрешает wi-fi только на два часа у себя дома. В серьезных зарубежных и московских школах гаджеты сдаются учениками в 8 утра и возвращаются им перед уходом домой.


Вот, что говорит в своем интервью Татьяна Черниговская, одна из самых крутых российских ученых в области нейронауки и психолингвистики. Татьяна говорит, что развиваться можно, только делая сложную работу: читая сложные книги, смотря сложные фильмы, слушая сложную музыку. Чем труднее умственная работа, тем сложнее нейронная сеть и развитее человек. Потребление информации с гаджета не является сложной работой.

 

Попасть в поток  


Приложите усилия, чтобы ребенок нашел то, чем он серьезно и реально увлечется. По-настоящему успешные люди очень увлечены предметом своей деятельности: они испытывают состояние полной включенности в процесс, которое дает сверхспособности и обеспечивает сверхрезультаты. В него погружены многие ученые, исследователи, бизнесмены, руководители. Успешного человека обычно «прет» от того, чем он занимается, будь то квантовая физика или бадминтон. А тот, кого не «прет», редко бывает успешным. Концепция предложена Михаем Чиксентмихайи, и в нее входят практические рекомендации для вхождения в потоковое состояние. 

 

Мягкий коучинг  


Не навязывайте сознательно или подсознательно пути выбора профессии, подсказанные родительскими комплексами или недореализованностью. Не ориентируйтесь на выгодные профессии прошлого или на свой опыт: он очень ограничен. Отдельная обычная семья, даже очень успешная, образованная и обеспеченная, вращается в комьюнити примерно 10-15 профессий. А в мире профессий – несколько тысяч.


Дайте возможность ребенку сделать собственную ошибку хотя бы иногда: ошибки нас развивают и формируют. Старайтесь в вопросе выбора профессии быть коучем в общении с ребенком. Профессиональный коучинг включает такие техники как наводящее перефразирование, слушание, задавание вопросов, уточнение – они помогают изменить перспективу. Например в новом мире надо быть готовым к возможной будущей кардинальной смене профессии. Обсудить это с подростком можно по-разному. У кого-то – спросить прямо: «А что ты будешь делать, если у тебя не получится стать программистом?» Тревожному ребенку предложить подумать: «Давай представим, какие еще профессии ты мог бы выбрать». Или обсуждать эту проблему применительно к третьим лицам: «Представляешь, Петя всю жизнь мечтал стать юристом, но разочаровался и решил уйти в другую сферу. Теперь он думает, чем заниматься».


С раннего детства дать ребенку опыт возмездного труда – не в своей семье, а во внешнем мире – раньше это называлось трудовым воспитанием. Мне довелось вырасти в генеральской семье, но я благодарен своим родителям, что они не закормили меня так, чтобы я не мог не двигаться. Хотя имели для этого все возможности. Например после 7-го, 8-го, 9-го классов летом мы ездили в трудовой лагерь в Ростовскую область собирать яблоки и подвязывать виноград. На 1-м курсе до армии я работал грузчиком на продуктовом складе. На 3-м у меня уже был патент на столярные работы. И то, что время, проведенное в этих занятиях, было потрачено не зря, а деньги были лишь побочным положительным эффектом, я понял совсем недавно.

 

Люди будущего


Ответственный родитель обязан разобраться в будущих трендах рынка труда. Есть масса аналитики на эту тему: списки умирающих профессий, появляющихся и дефицитных. Дети подсознательно очень ждут нашего мягкого совета (коучинга), хотя внешне они и относятся критически к взрослым и к родителям. Мы обязаны напрячься и постараться представить тот мир, в котором будут жить наши дети, просто из чувства ответственности перед ними. Я бы рекомендовал прочитать «Неизбежно» Кевина Келли, «Технологии четвертой промышленной революции» Клауса Шваба, «Краткая история Будущего» Юваль Ной Харари.

Основной вывод из этого чтения таков: развивайте в ребенке гибкость и надпрофессиональные навыки, которые позволят быстро адаптироваться к изменяющейся реальности, сохранять конкурентоспособность в любой экономической и технологической обстановке.

В докладе «Навыки будущего» от Агентства Стратегических Инициатив названы основные навыки, которые понадобятся человеку в мире будущего:

  • Системное мышление – умение определять сложные системы и работать с ними).

  • Навыки межотраслевой коммуникации – понимание технологий, процессов и рыночной ситуации в разных смежных и несмежных отраслях.

  • Умение управлять проектами и процессами.

  • Программирование IT-решений, управление сложными автоматизированными комплексами, работа с искусственным интеллектом.

  • Клиентоориентированность.

  • Мультиязычность и мультикультурность: свободное владение английским и знание второго языка, понимание национального и культурного контекста стран-партнеров, понимание специфики работы в отраслях в других странах.

  • Умение работать с коллективами, группами и отдельными людьми.

  • Работа в режиме высокой неопределенности и быстрой смены условий задач.

  • Способность к художественному творчеству, наличие развитого эстетического вкуса.

    Условия для развития этих навыков нужно закладывать уже с детского возраста, чтобы раскрыть в ребенке потенциал «творца» и сформировать мышление, направленное на созидательную деятельность. Что ж, не будем пускать на самотек будущее своих детей, поможем им вдумчиво, тактично и мягко.

 

Поделиться:
 
 
 

Адрес: 123610, Россия, Москва
Краснопресненская набережная, д.12, под.7, эт.18
Центр Международной Торговли-II

 

+7 (495) 258-19-88
+7 (800) 500-23-33

© 2019 ООО «ИК ВЕЛЕС Капитал»